Рождение моего сладкого щекастика Тимошки (talishka)


Статья

Пришел и мой черед написать рассказик о родах.
Сразу могу сказать одно, я буквально молилась, чтоб мои роды были хоть частично похожи на роды моей мамы. У нее в половину двенадцатого отошли воды, а в 7.25 родилась я.

Ставили нам сроки разные, по одним я переходила пару дней, по другим неделю с хвостом. Но я ждала 11 января, это последний срок по месячным и раньше времени никуда идти и не думала. 30 декабря у меня как-то очень заметно опустился живот.

Стало легче дышать, и на какой то промежуток Тима оставил мои ребра в покое.
10 января в 5.40 я проснулась и пошла в туалет, и в туалете из меня вылилось как-то подозрительно много. Я собралась возвращаться в комнату, но поняла, что лучше с собой прихватить полотенце. С меня лилось. Я не могла поверить, и даже сомневалась, что процесс пошел. Разбудила мужа, говорю: «Похоже, у меня воды отходят!», с его стороны не было ни паники, ни недоумения, он задал лишь один вопрос: «Так что мне одеваться?».

Через 40 минут я начала чувствовать схватки и ходила по коридору, муж в это время собирал мои вещи. В восьмом часу я позвонила своей акушерке, и мы договорились в 8 часов быть в роддоме, как раз была ее смена. Мы приехали в начале девятого. Меня начали оформлять, мерить. И по всем параметрам получалось, что мне прямая дорога на кесарево.

Плод крупный, я узкотазая. Надо отдать должное моей акушерке, все же хорошо, что договаривались заранее с конкретным человеком, она все эти замеры свела до максимально допустимых. Я переоделась, и меня отвели в предродовую. Мужа отправили домой, он был достаточно простужен.

После я уже поняла как этому была рада моя акушерка, так как роды предстояли не легкие, но только она на тот момент это осознавала. В предродовой я сразу уселась на фитбол, это оказалась очень хорошая вещь, схватки стало переносить легче, но встать с него я уже нормально не смогла.

Схватки усиливались, я еще время от времени писала на форум. Потом телефон полетел куда то далеко, помню только, что он грохнулся об пол, я его подняла и кинула на кровать. Через время мне вкололи стимулирующее и схватки стали сильнее и намного сильнее. Если поначалу я старалась молчать, мне было стыдно кричать, то после стимулирующего я начала стонать.

Как я не хотела обойтись без стимуляции, даже самой минимальной, я понимаю, что это был вынужденный ход. Потому как мне нужны были силы в дальнейшем на потуги, а у меня, их могло просто не остаться. Около 12 дня пришла заведующая роддомом смотреть наше раскрытие, оно было 3-3.5 пальца, но головка так и не хотела опускаться. Мне поставили катетер в мочевой, и мне стало намного легче. На какое-то время у меня даже было просветление.

Но вскоре меня перевели в родзал, посадили на специальный стульчик, чтоб голова малыша продолжала опускаться и поставили капельницу с глюкозой. Я попросила телефон, я не помню, смогла я, что-то с него написать или нет, но в скором времени он опять полетел на кровать. Где-то к часу дня меня уложили на кушетку, и началось самое сложное – лежа переносить сватки, да еще и с капельницей.

Были моменты, когда я просто вырубалась между схватками. Потом мне показали пару упражнений, они принесли хоть какое-то облегчение. Через время ко мне зашла акушерка и я попросила ее не уходить, мне было тошно одной. Она начала мне массировать поясницу, и тут я поняла, как мне не хватает мужа, как он бы лихо справился с этой задачей. Это был последний этап мучений, затем мне разрешили тужиться.

Я конечно орала между потугами, но они мне действительно приносили облегчение. Тужится я начала медленно, потому как мне аккуратно заправляли шейку вокруг головы малыша. После этой процедуры я начала тужится по полной программе, а Тимоху начали выдавливать. Иногда у меня получалось тужится три раза за схватку, иногда нет, были моменты, когда я с потуги срывалась на крик, закрывала рот и продолжала тужится.

Спасала мысль, что все сейчас зависит только от меня. В какой-то момент я что-то почувствовала между ног, акушерка взяла мою руку, чтоб я пощупала головку Тима, за следующую потугу вылезла головка, а еще на одной или двух родился Тим. Когда выходила голова, в самый последний момент я почувствовала, как у меня натянулась кожа и я подумала, что сейчас там все порвется. Наверное, я могу сказать, что это было побольнее потуг.

Тима положили мне на живот, и он закричал. На следующей схватке родилась плацента, я только почувствовала, что из меня что-то еще вышло, мне не пришлось даже тужиться. Тимчика забрали на обработку, а мне зашивали ту одну трещину, что я успела приобрести за весь процесс.

После обработки мне дали Тима и мы с ним лежали в родзале еще два часа, мне положили лед на пузо и капали глюкозу и физраствор. Я попросила дать мне телефон и сделала несколько фото и позвонила мужу и маме, но они уже знали, моя узистка звонила зав роддомом и узнавала, как все идет.

Она и сообщила маме, а мама сообщила уже мужу. Через два часа меня перевели в палату и сказали, что принесут Тиму попозже, на что я обижено спросила: «почему?» и мне его принесли через 15 минут, как привезли в палату. С того момента я его больше не отдавала.

talishka

К вышесказанному:

Читать комментарии :

Пока нет комментариев, ты можешь оставить первый!

Оставить комментарий:

Тебе следует зарегистрироваться или войти в систему что бы иметь возможность комментировать.